?

Log in

Mon, Feb. 4th, 2013, 03:34 am
Спиральный мол

Есть запись в непосредственной близости
от огня. Его не интересует огонь, только

кембрий, базальт, Mundus Subterraneus:
спиральная пристань как веко для первых глаз:

переливается под ногами, силится размотать
абстракцию движения вперёд, не умещается

в найденной фотографии. "Берег озера
загорается краем солнца…" – он знает про вертолёт,

но не останавливается:
состав твоей крови аналогичен

первобытным морям. Что ты видишь,
бродя там по голой земле, копирующей ландшафт?

Чем те образы ближе здешних? И почему
ты не можешь вспомнить историю каждой вещи,

которых мы не замечали четыре года, говоря
об отсутствии среднего рода в исчезнувших языках?


"Север – Грязь, соляные кристаллы, скалы, вода"
(повторяется 20 раз для каждого возможного направления)

Sat, Dec. 15th, 2012, 05:33 am
эскизы / Жасминовый человек, У.Ц.

Ты рассказываешь только о том, чего нет,
стянутое проволокой тело: Orakel
и Spektakel, плен языка, бесчисленные глаза –

тени кукол, безумие для которых как
шибболет. Сами слова, их порядок,
интонация – что вызывает смысл?

Ты извиваешься, будто стул, лишаясь подобия,
свойственного пейзажу; ты фотография:
всякое до и после – домысливается

уже в бездействии бликов, как складки
постели, занятой манекеном безногим
Тебе не посвятить даже найденные строки:

лезвие вырезает глаза, огонь удаляет веки,
игла заменяет взгляд. От стертых слов
остаются какие-то люди

когда-то бумага не терпела и этого

Thu, Nov. 29th, 2012, 03:39 am
paul celan / atemwende

Vor dein spätes Gesicht,

allein-

gängerisch zwischen

auch mich verwandelnden Nächten,

kam etwas zu stehen,

das schon einmal bei uns war, un-

berührt von Gedanken.

--


Перед твоим поздним лицом,
один-
очно меж
и меня изменяющими ночами,
укоренилось нечто,
что уже раз с нами было, не-
тронутое мыслью

Thu, Nov. 15th, 2012, 01:05 am
[из серии "Концепты": Весы Сангля, для А.С.]

Нам нельзя жить у моря: в ее сердце тоже
плещется ртуть, она балансирует

каждый ее изгиб, и каждая капля в ней
слышит и следует математике волн:

она становится похожей на тело
alatina alata, прозрачная и плывущая:

Адали собирает цветы и падает,
ложится спать и падает

Дверь, ведущая в сад, говорит,
и дверь, открывающаяся вовнутрь –

это одно? Здесь, внизу, с другой стороны
облака in Arcadia Ego, чем становится жизнь глупцов?

У меня не хватает глаз удержать ее
"Дерево называет тебя Иксионом,

Июнксом, Санглем – ты обернулся,
и следы за тобой исчезли"

Да, в зеркале застряла перчатка,
мы не можем покинуть "стены этого дома"

до утра, если один из них не притворится
шорохом корня, или под камнем

тенью, если наложится каждый замеченный
контур фигуры – пустой, или горящей,

как принято говорить в племенах, которые ты
различаешь в коре дерева,

подпирающего эту упавшую с неба цементную полусферу

Wed, Oct. 24th, 2012, 03:36 am
[эскиз: "Тизер", А.С.]

Эти отрывки тянутся день за днем:
станция переработки болтливых листьев,

мумии трехметровых мебиусов, μέσαι δέ νύκτες:
к сказанному необходимо привыкнуть,

сопоставляя цвет и перечисления в естественном языке
на срезе плоскости ониче арко ириде

В подаренной тебе книге образов, каждое слово уже чужое
В подписи: не записать ничего, когда думаешь,

о чем думаешь ты. Примерно так же идеи
твердеют пленкой поверх стекла,

скол повторяет контур облака, случай
за ним или чья-то рука. В их наслоении

обнаружится бесчеловечный порядок, рассказ,
вдавленный во времена вещи: азул сиело,

бримстоун, покалывающая склеры роза
имп. кларо стирают отражения призраков с тизера

Черно-белая копия "Регула". Ангелы мимикрируют
под край того, что сгорело из репродукции:

"стать твоей мыслью". Большее как бельмо

Mon, Oct. 22nd, 2012, 03:09 pm

"Узлы" Никиты Сафонова в шорт-листе премии Белого (поэзия).
В отличие от российских художественных премий, эта институция еще сохраняет некоторую легитимность.
И книга Сафонова более чем достойна внимания.
Это лучшее, что случалось с русским языком в последние лет десять.
Без гипербол, без метафор, вне всяческих метонимий.




Thu, Oct. 11th, 2012, 04:00 pm
конспекты / ISBN 5-8163-0037-7; серия, т.X




228-229 (первый слушатель)

Она замыкает круг
в основе
второго такта
пересечением

именно отсюда происходит слово

в том намеке
В интервалах речи
чего он хочет?



228-229 (второй слушатель)

Пересечение двух множеств
двусмысленно

слово это
надо признать

в следующий раз
в своей речи
по другому поводу
вновь и вновь поднимаясь из глубины

первый объект
перекрывает
взаимонеобратимость



228-229 (третий слушатель)

в основе первого такта
Место ее оказывается
двусмысленно

чего в ней не хватает
вновь и вновь
между ним

исчезновение
перекрывает
одно и то же

сегодня



228-229 (четвертый слушатель)

Она замыкает
знакомую форму
со всеми значениями

именно отсюда
В интервалах
возникает
крадется, ползет

множество фактов –
нехватка
взаимонеобратимость
эффект скручивания

Wed, Oct. 10th, 2012, 05:31 am
[из серии "Наблюдения второго порядка"]

В каком еще пересечении наблюдений,
тот, кто был здесь, может сказать
один, и досчитав до двух-трех, уснуть

Это вопрос о пропущенном знаке,
истории без лица: случайные образы, боги,
желания, связанные в картину

в свободное время, склонившееся над листом
копируя страхи на белое, не принадлежащие тебе
линейки идеограмм: "л-е, л-о. С-а" –

прекрасное и возвышенное в одном
глазу, чуть меньше другого, в зависимости
от времени суток и пола: ты говоришь,

но в гомункуле N-ацетил-5-метокситриптамин
на пересечении полушарий, после двенадцати
и перед иллюзией смерти, ингибирует ид в свет

Ты есть, думается в моменты, когда тебя нет
скорее; прямые короче пересечений,
года не складываются во время,

и лица других не подходят,
а боги рождаются сменой буквы,
и прочее, чего ты не замечала,

потому что конец отличается от начала
потерянный знак оказывается вещью,
и тот, кто здесь был один, не засыпает

Угадай, до скольки он считает?
и скажи, в чем связь между нами

Это если простыми словами
а других менина не понимает.

Mon, Oct. 8th, 2012, 04:31 am
[из серии "Переводы"]

Старый симптом, те облака,
проникающая структура

расстояния в общем
Ты бы сказала, в прикосновении

что-то медленно тянет вниз:
частное в разрешенное, как на закате Канта

Но что заставляет не помнить лиц,
при всем различии миражей

и привидений, заключенных в любой стене
как системе доходов, решений, тел?

(сюда: справедливые войны с ужасом,
киноистория в солнцедыре Авгýста)

Далее, Ф. задает вопрос:
"Какие снятся Медузе сны?"

Это отношение видимого к истерии –
некая безболезненность, хранимая каждым знаком:

увидев тебя, я всегда удивляюсь
<...>
Нет правды в проваливающейся насквозь руке

Mon, Sep. 24th, 2012, 03:54 am
[концепты]

"Undazl'd, farr and wide his eye commands" –
все, кто прочли это первыми, уже мертвы:

их веки срезаны, их видения переведены
в раздражение фотофор,

а затем в сновидный набор команд,
или чувств, то есть знаков, лишенных средств:

многие наблюдают за единицами,
единицы притворяются путешествующими –

пленники в застывшем рассвете
"Ты лишь одно из случайных мест, которое может занять любой"

Повторяя это, мне остается лишь то, с чего начался этот адский зной
когда-то давно, когда еще было видимо небо:

две фотографии, медные гвозди, имя, заводной жук, прозрачные листы А3
(там: I will kill a few minutes of your life)

Можно придать им определенный порядок слов,
из которых машина в конце восстановит несколько дней,

где летающая шляпа, джут, пропитанный стекловолокном,
рассказы шепотом о последних снах с утра, смятые книги и запах масла –

все обращалось в историю, между нами
мы радовались всему, что в ней потеряли

Теперь утро, оно одно, бесконечное, и нужно как-то принять это

10 most recent